Каким образом директор ООО может передать свои полномочия другому лицу?

Передача полномочий единоличного исполнительного органа по доверенности: есть ли предел?

Каким образом директор ООО может передать свои полномочия другому лицу?

Финансовое право Передача полномочий единоличного исполнительного органа по доверенности: есть ли предел?

В настоящее время в практике российских компаний по передаче полномочий единоличного исполнительного ор­гана (далее – ЕИО) по доверенности наблюдается довольно серьезный разброд. Виной тому не только и не столько недо­статочная регламентация данного вопроса законодательством, сколько неосведомленность многих юристов.

Для примера возьмем реальный случай, когда полномочия ЕИО трех ком­паний были в полном объеме переданы физическому лицу, в каждой из компаний имевшему должность исполнительного директора. Для этого было оформлено три доверенности, вы­данные генеральными директорами указанных юридических лиц.

Помимо того, что фактически получилась группа лиц, с единым центром управления, возникла еще одна серьезная проблема. Дублирование полномочий породило два едино­личных исполнительных органа в каждой компании, что, ко­нечно, находится в существенном противоречии с нормами действующего корпоративного законодательства.

Вопрос о пе­редаче полномочий ЕИО на время отсутствия лица, выполня­ющего его функции, исследован довольно подробно. В данной статье мы рассмотрим несколько иную ситуацию – передача полномочий ЕИО другому лицу по доверенности при усло­вии продолжения деятельности самого ЕИО.

Постараемся вы­яснить, какие ограничения подобной передачи существуют в законодательстве, если таковые вообще имеются.

Статья 185 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) ука­зывает на то, что доверенностью признается письменное упол­номочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или дру­гим лицам для представительства перед третьими лицами. То есть, по общему правилу, доверенность может оформлять передачу любого полномочия доверителя. Никаких ограниче­ний и запретов по этому поводу ГК РФ не содержит.

В силу п. 3 ст. 40 Федерального закона от 8 февраля 1998 г.

№ 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ) единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки; выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия; издает при­казы о назначении на должности работников общества, об их переводе и увольнении, применяет меры поощрения и нала­гает дисциплинарные взыскания; осуществляет иные полно­мочия, не отнесенные Законом № 14-ФЗ или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и коллегиаль­ного исполнительного органа общества.

Согласно п. 4 ст. 40 Закона № 14-ФЗ порядок деятельно­сти и принятия решений единоличным исполнительным ор­ганом общества устанавливается уставом.

Из этого следует, что сама передача полномочий по доверенности, в том числе и круг полномочий, которые могут быть переданы, должны быть предусмотрены в Уставе. Иначе подобное делегирование не будет иметь под собой юридических оснований.

Устав, как основной и единственный учредительный документ хозяй­ственных обществ, утверждается его участниками. Личность, исполняющая обязанности ЕИО, также утверждается участ­никами. Предполагается, что они наделяют строго ограничен­ным кругом полномочий конкретное лицо.

Поэтому, Устав должен фиксировать и перечень полномочий, которые могут передаваться другому, фактически неизвестному участникам, лицу по усмотрению единоличного исполнительного органа.

В целом, все полномочия ЕИО можно разделить на две большие группы:

1)   внешние – связанные с участием юридического лица в отношениях с третьими лицами:

а)  государством (в основном, регулятивные)

б)  хозяйствующими субъектами (отношения равноправ­ных субъектов);

2)   внутренние (в основном, трудовые отношения).

Начнем с трудовых правоотношений. Трудовой кодекс, как и гражданский, не содержит ограничений на передачу полно­мочий руководителя организации (в нашем случае, ЕИО) тре­тьему лицу. Таким образом, ЕИО может передать такое полно­мочие субъекту, даже не состоящему в трудовых отношениях с организацией.

Именно это третье лицо от имени организации будет подписывать трудовой договор. Однако, остается не до конца понятным, уполномочено ли это лицо подписать при­каз о приеме на работу (унифицированная форма Т-1). Ведь для этого придется менять графу «руководитель организации» на, например, «лицо, действующее по доверенности».

По мнению Роструда, после вступления в силу Закона № 402-ФЗ, то есть с 1 января 2013 г., негосударственные организации вправе исполь­зовать формы первичных учетных документов, разработанные ими самостоятельно (Письма от 9 января 2013 г. № 2-ТЗ, 23 ян­варя 2013 г. № ПГ/10659-6-1, от 14 февраля 2013 г. № ПГ/1487- 6-1).

Так что, по формальным признакам к такой подписи сейчас вряд ли можно придраться. Конечно, проще передать соответствующие полномочия штатному сотруднику, офор­мив соответствующую доверенность. Помимо этого, подобные полномочия должны быть закреплены и в трудовом договоре с таким сотрудником.

Ответственность за все приказы перед ра­ботниками при этом по-прежнему будет нести ЕИО. Вряд-ли можно будет применить новые положения ГК РФ о последу­ющем одобрении сделки, так как трудовой договор сделкой в гражданско-правовом смысле не является.

Это положение под­тверждается судебной практикой (Постановление ФАС МО от 21 апреля 2003 г. по делу № КГ-А40/2129-03, Определение ВС РФ от 14 ноября 2008 г. № 5-В08-84).

Второй важный вопрос: подписание бухгалтерской от­четности. Сама возможность передачи полномочий по этому вопросу вызывает немало споров. Дело в том, что ч. 8 ст. 13 Федерального закона от 06 декабря 2011 г.

№ 402-ФЗ «О бухгал­терском учете» гласит: бухгалтерская (финансовая) отчетность считается составленной после подписания ее экземпляра на бумажном носителе руководителем экономического субъекта.

Возникает вопрос: обязан ли руководитель подписывать отчетность лично, или полномочие можно делегировать дру­гому лицу? В судебной практике обоснованной точки зрения по данному вопросу не представлено. На наш взгляд, узкое толкование нормы в данном случае просто нецелесообразно.

Если толковать норму таким образом, то остается открытым вопрос, кто будет подписывать отчетность, если руководитель физически отсутствует на месте (командировка, болезнь, от­пуск и т.д.). А прямого запрета закон не содержит. Необходи­мо помнить, что ответственность за достоверность отчетности по-прежнему будет нести ЕИО.

Заметим, что Налоговый кодекс (ст. 27-29) указывает на фигуры законного представителя налогоплательщика и упол­номоченного представителя налогоплательщика.

Законные представители налогоплательщика-организации – это лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов (то есть, ЕИО).

Уполномоченным представителем налогоплательщи­ка признается физическое или юридическое лицо, уполно­моченное налогоплательщиком (физическим лицом и (или) организацией) представлять его интересы в отношениях с на­логовыми органами (таможенными органами, органами го­сударственных внебюджетных фондов), иными участниками отношений, регулируемых законодательством о налогах и сбо­рах. Уполномоченные представители действуют на основании доверенности. Статусы этих двух представителей несколько различаются.

Организация, которая участвует в отношениях, регулиру­емых законодательством о налогах и сборах, посредством свое­го законного представителя несет ответственность за действия (бездействие) своего законного представителя в связи с участи­ем такой организации в отношениях как за свои собственные. Действия законных представителей признаются действиями самой организации, когда они возникли именно в связи с ее участием в налоговых правоотношениях, то есть только для целей налогообложения. Вместе с тем, в соответствии с п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ, лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. На уполно­моченного представителя требования ст. 53 ГК РФ не распространяются.

Еще один важный вопрос – возможна ли передача полно­мочий по распоряжению банковским счетом по доверенности третьему лицу? Согласно п. 1 ст.

847 ГК РФ права лиц, выпол­няющих от имени клиента распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверяются клиентом путем представления банку документов, предусмотренных законом, установленными в соответствии с ним банковскими правила­ми и договором банковского счета.

То есть третье лицо может распорядиться банковским счетом, при условии предостав­ления банку соответствующих документов, каким в нашем случае будет являться доверенность.

При этом нужно учиты­вать, что образец подписи этого третьего лица должен содер­жаться в банковской карточке подписей (временной или по­стоянной). В соответствии с п. 7.

5 Инструкции ЦБ РФ № 28-И право первой подписи может принадлежать иным (кроме единоличного исполнительного органа) лицам, наделенным правом первой подписи распорядительным актом руководи­теля юридического лица либо доверенностью, выдаваемой в порядке, установленном законодательством РФ. Следователь­но, основанием для распоряжения банковским счетом будет доверенность, а банковская карточка является лишь техниче­ским документом, подтверждающим достоверность подписи уполномоченного лица.

Мы рассмотрели основные спорные вопросы, возника­ющие при передаче полномочий ЕИО по доверенности. Не­обходимо признать, что делегирование любых полномочий ЕИО третьему лицу по доверенности возможно при условии закрепления соответствующих положений в Уставе.

Остает­ся вопрос, можно ли передать вообще все полномочия ЕИО третьему лицу? Именно от такого примера мы оттолкнулись в самом начале. Де-факто при полной передаче всех полномо­чий в компании возникает два ЕИО.

Отсюда вопрос: насколь­ко законно дублирование ЕИО? Заметим, что ФЗ «Об ООО» и ФЗ «Об АО» не содержат конкретных ограничений количества ЕИО в одном хозяйственном обществе. Но и самого словосо­четания «единоличные органы» в законах тоже не встречается.

Вы можете удивиться, но в обществах действительно могут су­ществовать два ЕИО. ФНС включает соответствующие данные в ЕГРЮЛ. Естественно, это порождает корпоративный кон­фликт, после чего уже судам приходится разбираться в этой ситуации.

Например, ФАС СЗО указал, что наличие в обще­стве корпоративного конфликта, затрудняет определение лица, наделенного полномочиями единоличного исполни­тельного органа (Постановление ФАС СЗО от 29 ноября 2010 г. по делу № А56-36126/2009).

Не до конца понятно, чем руководствуется ФНС, внося та­кие сведения в ЕГРЮЛ.

Даже несмотря на то, что оба закона не содержат прямых запретов на формирование двух единолич­ных органов, это все равно противоречит принципу остаточно­го формирования компетенции ЕИО.

Иначе говоря, каждому нижестоящему органу передаются те полномочия, которые не отошли предыдущему. А сам перечень таких органов является закрытым. Это действительно логично, вряд ли Вы слышали о корабле с двумя капитанами на борту.

В заключение можно сказать, что передавать отдельные полномочия ЕИО законом не запрещено, но вот передать пол­ный объем полномочий одному лицу не представляется воз­можным, так как это противоречит и логике, и закону.

в Евразийском юридическом журнале № 3 (70) 2014

  

Источник: //www.eurasialegal.info/finansovoe-pravo/3538-2014-04-24-05-19-45.html

Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации

Каким образом директор ООО может передать свои полномочия другому лицу?
Сергей Родионов управляющий партнер ООО “Студия Права”

При формировании группы компаний неизбежно возникает вопрос об организации управления в получившемся образовании.

Если вопросу организации управления не уделять достаточно внимания, то через некоторое время группа компаний превращается в группу лиц, беспорядочно, хаотично аффилированных друг с другом: например, директора одной компании оказываются учредителями в другой, а та, в свою очередь, держит стратегические активы, и весь этот ком взаимных связей необходимо учитывать как при документальном оформлении корпоративных процедур, так и при организации налоговой отчетности. В случае же корпоративного конфликта и необходимости разделения бизнеса запутанность внутренних связей также не способствует спокойному и грамотному разрешению спора.

Исходя из предложенного понимания проблемы, специалисты разработали ряд мероприятий, позволяющих при правильном применении структурировать бизнес, разделить риски между отраслевыми компаниями, входящими в группу компаний, изолировать стратегические активы от общехозяйственных рисков, организовать управление компанией и структурировать бизнес-процессы.

Одним из таких мероприятий является передача функций единоличного исполнительного органа юридического лица (далее условно – «Генерального директора») другой организации или индивидуальному предпринимателю («Управляющему»).

Суть мероприятия заключается в том, что вместо назначения того или иного физического лица на должность Генерального директора компания заключает гражданско-правовой договор с другим юридическим лицом («управляющая организация») или индивидуальными предпринимателем («управляющий»); для краткости далее назовем их «Корпоративным управляющим».

В рамках упомянутого договора Корпоративный управляющий получает полномочия, которые обычно передают Генеральному директору, и принимает на себя соответствующие обязанности, связанные с корпоративным управлением.

Сама по себе предложенная конструкция не является чем-то принципиально новым, скорее – она применяется незаслуженно редко в силу ее некоторой необычности. Кроме того, нередки случаи ошибочного понимания термина «Корпоративное управление», смешивание его с другими терминами гражданского права.

Поэтому необходимо сразу разграничить обсуждаемый институт «Корпоративного управляющего» от других институтов гражданского права, участники которых имеют сходное наименование (в частности, «внешний, арбитражный управляющий» в процедуре банкротства и «доверительный управляющий» в договорах доверительного управления имуществом).

Корпоративный управляющий не имеет ничего общего ни с внешним, арбитражным управляющим, ни с доверительным управляющим. Внешнее сходство наименований – единственное, что их объединяет.

Задачи корпоративного управляющего – осуществление именно корпоративного управления юридическим лицом, выполнение корпоративных функций Генерального директора.

При этом возможно (а иногда – крайне желательно) изъять у Корпоративного управляющего функцию хозяйственного управления, ограничив его полномочия исключительно корпоративным управлением. Все перечисленные особенности могут и должны быть отражены в соответствующем договоре.

Считаю необходимым уделить особое внимание такому разграничению, поскольку на практике при обсуждении вопроса о корпоративном управлении очень часто встречается смешение понятий и, как следствие, полная неразбериха при дальнейшем обсуждении, вплоть до полного непонимания предмета обсуждения.

Правовая основа

Возможность передачи полномочий единоличного исполнительного органа (Генерального директора) коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю прямо предусмотрена в статье 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и в статье 69 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Практическое применение

На практике механизм «корпоративного управляющего» широкого применения пока не нашел, хотя очевидно, что он удобен для применения в холдинговых структурах, в группах связанных компаний, когда аффилированность не рассматривается как решающий недостаток.

Что же дает такая «передача власти»?

Причин для более внимательного рассмотрения института «корпоративного управляющего» – несколько. Рассмотрим некоторые из них – не в порядке важности.

Структурирование группы компаний в холдинг. В холдинговой структуре вполне логичным выглядит централизация исполнительной власти.

В идеальной схеме головная компания холдинга не занимается ни производством, ни торговлей, ни иной хозяйственной деятельностью, ее задача – организация управления, предоставление «отраслевым» компаниям холдинга управленческих услуг (например, бухгалтерские, юридические, финансовые, аналитические, маркетинговые услуги, IT-поддержка).

А значит, головная компания, обеспечивая компании холдинга перечисленными услугами, предлагает холдингу единый стандарт управления, документооборота группы компаний, в известной степени стандартизированные документы, договоры, методы анализа и минимизации рисков.

При этом достигается минимизация расходов на содержание аппарата перечисленных подразделений, выполняющих, по большому счету, функцию поддержки основных (продающих или производственных) компаний холдинга. Передача полномочий единоличного исполнительного органа корпоративному управляющему упрощает задачи координации действий компаний холдинга, управления финансовыми потоками, управления рисками, налогового планирования.

Кроме того, привлечение Корпоративного управляющего решает еще одну немаловажную задачу.

При назначении на должность Генерального директора наемного менеджера нередко возникает вопрос, можно ли как-либо ограничить свободу действий нового директора, хотя бы на время испытательного срока. По действующему корпоративному праву полномочия Генерального директора не только практически безграничны, но и ограничение их договором или иным соглашением – мера не бесспорная.

Привлечение Корпоративного управляющего позволяет оговорить как полномочия Корпоративного управляющего, так и порядок принятия им тех или иных решений.

Так, в прилагаемом проекте договора на корпоративное управление предусмотрен такой механизм, как получение Корпоративным управляющим директив Общего собрания.

Таким образом, контроль за действиями Корпоративного управляющего со стороны учредителей, участников Общества, может быть сконструирован так, как это отвечает действительным договоренностям сторон. Меньше неявных договоренностей – меньше поводов для конфликта.

Вместе с приобретаемыми очевидными выгодами передача полномочий единоличного исполнительного органа корпоративному управляющему может вызвать некоторые затруднения в повседневной деятельности, если при формировании рассматриваемой структуры управления будут нарушены или недостаточно тщательно соблюдены необходимые корпоративные процедуры. Рассмотрим их подробней.

Принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (статья 42), устанавливает:

«1. Общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

2. Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом общества.

3.

Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо, если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества».

Аналогичные по содержанию нормы содержатся в статье 69 Федерального закона «Об акционерных обществах»:

«По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества.»

Такие же нормы содержатся в тексте статей 91, 103 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Первое условие: для такой передачи: ее возможность должна быть предусмотрена Уставом общества.

Второе условие: решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему должно быть принято высшим органом управления; в случае с ООО – это Общее собрание участников; для акционерного общества – Общее собрание акционеров, причем во втором случае – только по предложению Совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Оформление передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации.

Упомянутые выше акты прямо указывают на то, что для передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющему необходимо заключить соответствующий договор.

Договор с корпоративным управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с корпоративным управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества.

Гражданский кодекс не содержит характеристики такого договора, как договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица. Однако это не является основанием для отказа от создания такого договора самостоятельно, основываясь на целях, задачах и методах, присущих управляющему и единоличному исполнительному органу.

Несмотря на некоторую дискуссионность, мы имеем все основания утверждать, что такой договор является смешанным, композитным договором, имеющим в себе элементы договора на оказание услуг и агентского договора.

Практика корпоративного строительства подтверждает право такой точки зрения на существование, и созданные специалистами «Студии Права» по такой модели договоры на передачу функций единоличного исполнительного органа управляющему прошли проверку в реальных жизненных ситуациях.

Вывод – предложенный подход вполне работоспособен и применим в реальной жизни.

Особенности практического применения института корпоративного управляющего.

Рассмотрим практические вопросы деятельности компании, полномочия единоличного исполнительного органа (Генерального директора) которой переданы управляющему.

Если, в соответствии с действующим законодательством, функции единоличного исполнительного органа (Генерального директора) переданы управляющему – индивидуальному предпринимателю, вопрос о том, кто именно подписывает документы от имени управляемого общества, не возникает: документы подписывает индивидуальный предприниматель, которому переданы функции единоличного исполнительного органа. Совершенно иная ситуация – в случае, если управление передано управляющей организации (корпоративному управляющему).

Как следует из положений статьи 69 Федерального закона РФ № 208-ФЗ от 26.12.

1995 «Об акционерных обществах», руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества; единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Аналогичная по содержанию норма содержится в статье 40 Федерального закона № 14-ФЗ от 08.02.1998 «Об обществах с ограниченной ответственностью», в соответствии с которой единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.

Таким образом, управляющая организация является лицом, представляющим интересы управляемого общества без доверенности.

Но вправе ли руководитель управляющей организации подписывать документы от имени управляемого юридического лица? Представляется, что ответ на этот вопрос – положительный, поскольку руководитель управляющей организации, в соответствии с процитированными выше нормами корпоративного законодательства, является ее же представителем.

В то же время возможны варианты, когда непосредственное осуществление функций единоличного исполнительного органа общества поручено не руководителю управляющей организации, а одному из ее сотрудников, являющихся специалистом в корпоративном управлении.

Во избежание разночтений по этому вопросу рекомендуем уже в договоре о передаче полномочий единоличного исполнительного органа (Генерального директора) корпоративному управляющему указать конкретное лицо, которое будет подписывать документы от имени управляемого общества.

При этом физическому лицу, осуществляющему деятельность по корпоративному управлению, необходимо будет выдать доверенность от имени управляющей организации.

В отдельных случаях для подтверждения полномочий управляющего может потребоваться полный пакет документов, включающий:

  • устав управляемого общества,
  • протокол Общего собрания акционеров управляемого акционерного общества (или Общего собрания участников – в случае Общества с ограниченной ответственностью), на котором принято решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему;
  • договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа;
  • устав управляющей организации;
  • приказ о назначении генерального директора управляющей организации;
  • доверенность от имени управляющей организации на физическое лицо, непосредственно осуществляющее функции корпоративного управляющего.

Таким образом, использование института корпоративного управляющего позволяет сосредоточить управление в рамках одного юридического лица – головной компании холдинга; позволяет уменьшить затраты на административное управление; создать внятную и управляемую структуру группы компаний с понятной и логичной иерархией.

Приложение: ДОГОВОР № 1-ГД о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью «Веселая компания» управляющему

Версия для печати  

Источник: //www.cfin.ru/management/strategy/holdings/management_co.shtml

Юр-Центр Варуна