Как правильно квалифицировать деяния Бокова и Влагина?

Правила квалификации покушения на преступление

Как правильно квалифицировать деяния Бокова и Влагина?

Для правильной квалификации неоконченной преступной деятельности необходимо выяснить вопрос, при совершении всех ли преступлений возможно приготовление и покушение.

Текст уголовного закона, указывает на то, что покушение – это «умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления», исключает возможность приготовления и покушения к неосторожным преступлениям.

Квалификация деяния как покушения возможна только при определенном умысле. При неопределенном умысле, разновидностью которого, полагаем, является альтернативный умысел, квалификация производится в зависимости от наступивших последствий.

Если при неопределенном умысле последствия не наступили по причинам, не зависящим от воли виновного, то его общественно опасное поведение следует квалифицировать как покушение на причинение наименее опасного из всех желаемых вредных последствий.

Такое предложение по квалификации при неопределенном умысле вытекает из принципа необходимости толкования любого сомнения в пользу обвиняемого.

Покушение возможно во всех преступлениях с материальной конструкцией состава. Незавершенность преступления может быть выражена:

1) в несовершении всех действий, которые собирался совершить виновный и, следовательно, ненаступлении последствий (например, лицо, собиравшееся похитить имущество, не успело вынести вещи из квартиры);

2) в ненаступлении желаемых последствий (например, лицо хотело убить другого человека, однако промахнулось);

3) в наступлении последствий, меньших по степени общественной опасности, чем ожидаемые (например, лицо хотело убить другого человека, однако причинило ему не смерть, а лишь тяжкий вред здоровью).

Во всех рассмотренных ситуациях правило квалификации одно – по направленности умысла виновного.

Правила квалификации неоконченной преступной деятельности.

1. Квалификация неоконченного преступления должна отражать ту стадию, на которой преступление было прервано, т.е. содержать ссылку не только на ст. 30 УК РФ, но и на конкретную часть ст. 30 УК.

2. Если при квалификации преступления не установлен прямой умысел, деяние не может быть расценено как приготовление к преступлению или покушение на него.

3. Каждая последующая стадия совершения преступления поглощает предыдущую и не требует самостоятельной квалификации.

4. Квалификация содеянного как покушения возможна лишь при наличии прямого определенного умысла.

5. При ненаступлении последствий в преступлении с неопределенным умыслом содеянное квалифицируется как покушение на преступление с наименее опасными из всех желаемых последствий.

6. В преступлении с двумя формами вины, в которых основной состав сформулирован по типу формальных, возможно покушение на преступление.

7. При неоконченной преступной деятельности квалификация производится по направленности умысла виновного. Если при покушении на преступление в содеянном наличествуют признаки менее опасного преступления, отражающего частичную реализацию умысла виновного, квалификация по совокупности преступлений не требуется.

8. В преступлениях с формальным составом квалификация содеянного как покушения возможна в случаях совершения виновным лишь части действий, образующих объективную сторону преступлений.

9. Продолжаемое преступление квалифицируется как оконченное с момента совершения последнего из всех преступных действий, направленных к единой цели.

10.Совершение хотя бы одного из действий, альтернативно указанных в диспозиции статьи, в полном объеме исключает уголовно-правовую оценку как покушение на преступление другого из них, выполненного лишь частично.

11.Если виновный не осуществил свое намерение о совершении преступления с квалифицирующим признаком, относящимся к объекту или объективной стороне преступления, деяние должно квалифицироваться как неоконченная преступная деятельность (приготовление или покушение) с этим квалифицирующим признаком.

12.Если конструктивный или квалифицирующий признак представляет собой цель деяния, ее недостижение не может свидетельствовать о неоконченности преступления.

13.Если приготовление к совершению преступления образует состав самостоятельного оконченного преступления, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

14.Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, требует квалификации как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

15.Деяние лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, подлежит уголовно-правовой квалификации в том случае, если фактически совершенное им содержит иной состав преступления.

Источник: //cyberpedia.su/1x3bda.html

Общеуголовные правила квалификации преступлении

Как правильно квалифицировать деяния Бокова и Влагина?

Имеется ряд общеуголовных правил квалификации преступления. Мы рассмотрим те из них, которые имеют наибольшее значение в правоприменительной практике.

1. Правило конкуренции специальных норм — если преступление предусмотрено и в общей и в специальной норме, то ответственность наступает только по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ).

Специализация преступления может быть основана на любом элементе и признаке состава преступления, например:

– специализация по объекту – имеет место, когда деяние посягает на второй объект уголовно-правовой охраны; так, умышленное причинение смерти сотруднику милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка квалифицируется не по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, а по специальной норме – ст. 317 УК РФ, объектом охраны которой является не только жизнь человека, но и интересы порядка управления;

– специализация по предмету – например, в случае хищения предметов, имеющих особую ценность, ответственность наступает по ст. 164 УК РФ вне зависимости от способа хищения, а не по статьям 158-162 УК РФ;

– специализация по субъекту – например, в случае убийства матерью своего новорожденного ребенка ответственность наступает не по ст. 105, а по ст. 106 УК РФ;

– специализация по признакам объективной стороны – например, фальсификация доказательств является разновидностью служебного подлога, и ответственность субъекта наступает не по ст. 292, а по ст. 303 УК РФ;

– специализация по признакам субъективной стороны – например, причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения квалифицируется не по ст. 105, а по ст. 107 УК РФ.

Надо заметить, что специализация может проходить сразу по нескольким признакам состава преступления.

Так, Кемеровским областным судом 17 июля 2000 года Б. и С. осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ.

Они признаны виновными в том, что как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 года в помещении Кемеровского ОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, Б. и С.

превысили свои полномочия, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 25 октября 2000 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и их адвокатов приговор изменила и исключила указание об осуждении Б. и С. по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, указав следующее. Признавая Б. и С. виновными по п. «а», «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК РФ признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой – ст. 286 УК РФ и специальной нормой – ст. 302 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК РФ, а общая норма (п. «а», «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная. (См.: БВС РФ, 2001, № 7. С. 15.)

2. Нередко уголовно-правовая норма может являться квалифицирующим признаком другого состава преступления – в этом случае вменяется только квалифицированный состав. Так, например, при изнасиловании, повлекшем заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность наступает не по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131 и 121 УК РФ, а лишь по п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Верховный Суд РФ в одном из решений указал, что, поскольку Судебная коллегия признала обоснованным осуждение по п. «в» ч. 2 ст.

162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой с незаконным проникновением в жилище, правовая оценка содеянного по ч. 2 ст. 139 УК РФ является излишней.(См.: БВС РФ, 2001, № 1. С.7. В настоящее время п. «в» ч.

2 ст. 162 УК РФ (незаконное проникновение в жилище, помещение либо хранилище) утратил силу).

3. При наличии в одном деянии признаков, предусмотренных в различных частях одной и той же уголовно-правовой нормы уголовная ответственность наступает только по той части, которая содержит более квалифицированный состав. При этом признаки, содержащиеся в менее квалифицированном составе, обязательно указываются в правоприменительном документе.

Это правило соответствует принципу справедливости уголовного закона, согласно которому возможна однократная уголовно-правовая оценка содеянного (ч. 2 ст. 6 УК РФ).

Так, например, при совершении кражи в крупном размере с проникновением в жилище, ответственность наступит только по ч. 3 ст. 158 УК РФ, но в официальном правоприменительном акте будут названы и остальные квалифицирующие признаки содеянного, содержащиеся в части 2 этой статьи.

4. Если в содеянном одновременно имеются отягчающие и смягчающие ответственность признаки, то вменению подлежат только те обстоятельства, которые смягчают уголовную ответственность. Данное правило основано на конституционном правиле о сомнениях (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ), согласно которому любое юридическое сомнение должно быть истолковано в пользу виновного лица.

Так, например, убийство двух и более лиц не может квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах (предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ), если оно совершено при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или в состоянии сильного душевного волнения – аффекта (ст. 107 УК РФ).

В одном из решений Верховного Суда РФ указывалось, что осужденные, как видно из их показаний, считали, что смерть потерпевшей наступила от удушения. Никто из них, в том числе и К, не предполагал наличия у погибшей каких-либо заболеваний и возможности наступления смерти в результате болезни.

Президиум Верховного Суда указал следующее: из показаний видно, что К. неоднократно сдавливая шею потерпевшей, требуя деньги и ценности. Вместе с тем К. при допросе в качестве подозреваемого, признавая, что он душил потерпевшую и требовал деньги, утверждал, что убивать ее не хотел.

Таким образом, насилие, примененное К. к потерпевшей имело целью принудить ее указать, где находятся ценности. Как видно из заключений судебно-медицинских экспертов, смерть потерпевшей могла наступить как от острой сердечной недостаточности, так и от механической асфиксии.

При таких обстоятельствах суд обоснованно исходил из конституционного положения, согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу и правильно квалифицировал действия К. по п. «б», «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 109 УК РФ, а не по ч. 2 ст. 105 УК РФ. (См.

: БВС РФ, 2001, № 12. С. 12. В этой части п. «б» и «в» утратили силу).

5. В соответствии с принципом справедливости, при наличии стадий совершения умышленного преступления ответственность наступает только по последней стадии совершения преступления. Так, при наличии последовательного приготовления к преступлению, покушения на преступление оконченного преступления ответственность наступает только за оконченное преступление.

В случае, когда преступление прервано на стадии покушения, дополнительная ответственность за приготовление к этому же преступлению невозможна.

6. Преступление, которое начато как менее тяжкое, а в дальнейшем переросло в более тяжкое надлежит квалифицировать лишь по статье закона, предусматривающей уголовную ответственность за более тяжкое преступление.

Так, например, Д. и О. в состоянии алкогольного опьянения из личных неприязненных отношений избили гражданина Б., причинив ему вред здоровью средней тяжести. Во время избиения виновные договорились между собой об убийстве Б. и совместно задушили его при помощи шнурков от ботинок и палки.

Военная коллегия Верховного Суда РФ в кассационном порядке изменила приговор по следующим основаниям. Умысел на убийство Б. возник у осужденных непосредственно во время его избиения.

Таким образом, преступление, начатое как менее тяжкое переросло в более тяжкое, и поэтому причинение Б. вреда здоровью средней тяжести охватывается составом преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст.

105 УК РФ, в связи с чем дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК не требуется .(См.: БВС РФ, 2001, № 4. С. 17).

7. Квалификация содеянного в умышленных преступлениях с материальным составом может зависеть от формы умысла. При установлении косвенного умысла в отношении последствий вменяется оконченное преступление в соответствии с реально наступившими последствиями. При установлении прямого умысла, но отсутствии желаемого последствия, содеянное квалифицируется как стадия соответствующего преступления.

Так, например, в силу судебного правила, нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего и не привели к смертельному исходу лишь в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать не по результатам наступивших последствий, а как покушение на убийство.(См.: БС РФ, 1961, № 5. С. 8).

В теории уголовного права выработан алгоритм квалификации преступления. Общий подход к такой квалификации можно представить в следующем виде.

Определить:

1. В чем проявляется общественная опасность деяния?

2. Категорию преступления.

Объект

3. Каков основной объект преступления?

4. Каков (если есть) дополнительный (факультативный) объект преступления?

5. Что является предметом преступления или кто является потерпевшим от преступления?

Объективная сторона

6. Установить общие признаки объективной стороны: способ совершения преступления, обстановку совершения преступления, время, место, вредные последствия, возможность наступления таких последствий, причинную связь между действием (бездействием) и наступившими последствиями.

Субъект

7. Установить, кто является субъектом преступления? Общие признаки: физическое лицо, возраст уголовной ответственность, вменяемость.

8. Признаки специального субъекта (если есть).

Субъективная сторона

9. а) Умысел (прямой, косвенный), неосторожность (небрежность, легкомыслие), мотив, цель, эмоции (если есть), б) достижение промежуточной цели совершение преступления, общая цель совершения преступной деятельности (промежуточная цель и общая цель (если есть) через деятельность членов группы).

10. К какому виду состава преступления относится данное деяние (формальному, материальному, формально – материальному, усеченному)?

11. Установить квалифицированные и особо квалифицированные виды преступлений (если есть): например, совершение с применением насилия опасного (не опасного), общеопасным способом, группой лиц, организованной группой и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: //zdamsam.ru/a72713.html

Читать книгу «Дополнительная квалификация преступления: общие и специальные вопросы. Монография» онлайн— Александр Зацепин — Страница 4 — MyBook

Как правильно квалифицировать деяния Бокова и Влагина?

Необходимым компонентом исследования любого понятия является установление, помимо его содержания, еще объема. Стало быть, нужно различать виды дополнительной квалификации преступлений.

Как выше отмечено, к дополнительной квалификации преступлений относятся те случаи, применительно к которым соответствующий состав преступления не является достаточным основанием для окончательной квалификации. Одним из таких случаев является совершение нескольких преступлений. Оно в литературе, как правило, называется множественностью преступлений40.

Между тем Е. В. Благов выступил против использования термина «множественность преступлений».

Основным его аргументом является то, что «общих правил» квалификации множественности преступлений «пока никто не вывел, да и вряд ли мог вывести из-за аморфности содержания и объема термина «множественность преступлений»»41.

Общих правил и квалификации преступления при конкуренции норм уголовного права и при изменении уголовного закона тоже никто не выработал, но автор сомнению наличие конкуренции норм уголовного права и изменений уголовного закона не подвергает.

Недостаточность же законодательных и теоретических решений, по нашему мнению, – повод не для отказа множественности преступлений в самостоятельном статусе, а для углубления научных исследований. Отсюда в ходе дальнейшего изложения материала речь будет идти именно о множественности преступлений.

Итак, по характеру различаются следующие виды дополнительной квалификации преступлений: 1) при конкуренции норм уголовного права; 2) при множественности преступлений; 3) при изменении уголовного закона; 4) при неоконченном преступлении; 5) при соучастии в преступлении. Однако дополнительная квалификация может быть классифицирована и иначе.

С позиции назначения дополнительная квалификация преступлений бывает позитивной и негативной. При позитивной дополнительной квалификации происходит принятие решения о предусмотренности установленных признаков содеянного уголовным законом.

При негативной же дополнительной квалификации – принятие решения о непредусмотренности установленных признаков содеянного уголовным законом.

Скажем, признание совокупности преступлений означает позитивную дополнительную классификацию при множественности преступлений, непризнание же – негативную.

В зависимости от достигнутого результата дополнительная квалификация преступлений бывает правильной и неправильной. Вместе с тем В. Г.

Беляев применительно к квалификации преступления заметил, что «неправильная квалификация – это вообще не квалификация…, подобно тому как неправильный диагноз можно ли вообще называть диагнозом?»42.

Нельзя не заметить, что вопреки поставленному вопросу неправильный диагноз автор все-таки назвал диагнозом. Также обстоит дело и с неправильной квалификацией.

Выделению неправильной квалификации преступления, вероятно, мешает подход, включающий в определение ее понятия признак точного соответствия (или аналогичный). Как обоснованно отметила Е. Н. Лаптева, «в таком определении речь идет лишь о правильной квалификации»43.

Слово «правильный» в русском языке означает не отступающий от правил, норм, пропорций, вполне закономерный, регулярный, верный, соответствующий действительности, такой, как должно44. Обратное (противоположное), естественно, охватывается словом «неправильный».

Более того, возможность неправильной квалификации преступления заложена в нарушениях общих правил категорического силлогизма, одно из которых – наличие только трех терминов. Когда происходит учетверение терминов, заключение может быть ложным45. Например:

• в ч. 3 ст. 158 УК РФ предусмотрена кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище,

• Иванов совершил кражу с незаконным проникновением в жилище,

• Иванов совершил то, что предусмотрено в ч. 3 ст. 158 УК РФ.

По смыслу ст. 158 УК РФ при совершении кражи с незаконным проникновением в жилище умысел на хищение чужого имущества должен возникнуть до проникновения в жилище. Как разъяснено в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29, «если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу…, в его действиях указанный признак отсутствует»46. При условии, что у Иванова умысел на хищение возник после появления в чужом жилище, квалификация по ч. 3 ст. 158 УК РФ исключена.

Учетверение терминов и неправильное построение категорического силлогизма может стать следствием понимания термина «с незаконным проникновением в жилище» в малой посылке в ином значении (в котором главенствующую роль играет то, что кража совершается из жилища).

Следовательно, при правильной дополнительной квалификации преступлений осуществляется принятие решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных признаков содеянного законом, которым оно действительно охватывается (или не охватывается). При неправильной же дополнительной квалификации – принятие решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных признаков содеянного законом, которым оно на самом деле не охватывается (или охватывается).

Неправильная дополнительная квалификация преступлений имеет свои разновидности, собственное внутреннее деление. По механизму возникновения она бывает избыточно-недостаточной и иной неадекватной.

Е. Н.

Лаптева, изучая квалификацию преступления, нашла, что «неправильная квалификация, в свою очередь, может быть двух видов: а) недостаточная квалификация, когда признаки преступления не находят полного отображения в применяемой для уголовно-правовой оценки норме; б) избыточная квалификация, когда признаки преступления находят излишнее отображение в применяемой для уголовно-правовой оценки норме»47. Е. В. Благов обоснованно посчитал такое решение неточным в связи с тем, что неправильная квалификация преступления «возникает также тогда, когда имеет место неполное и излишнее отображение соответствующих признаков одновременно»48. Все это характерно и для дополнительной квалификации преступлений.

В случае избыточно-недостаточной дополнительной квалификации одни предписания закона отображаются излишне, другие же не находят отображения. В случае иной неадекватной дополнительной квалификации происходит либо то, либо другое.

Поскольку иная неадекватная дополнительная квалификация преступлений неоднородна по характеру отображения предписаний закона, она, в свою очередь, распадается на две разновидности. Вот ими-то и следует считать избыточную и недостаточную дополнительную квалификацию.

В избыточной дополнительной квалификации преступлений отдельные предписания закона отображаются излишне. В недостаточной дополнительной квалификации отдельные предписания закона не находят отображения.

Выделенные виды дополнительной квалификации преступлений могут быть наглядно проиллюстрированы на примере квалификации множественности преступлений.

Если в совокупность вместе с преступлением, предусмотренным специальной нормой, будет включено преступление, предусмотренное общей нормой, и не будет включено одно из преступлений, составляющих идеальную совокупность, налицо избыточно-недостаточная дополнительная квалификация.

Если в совокупность вместе с преступлением, предусмотренным специальной нормой, будет включено преступление, предусмотренное общей нормой, налицо избыточная дополнительная квалификация. Если в идеальную совокупность не будет включено одно из преступлений, ее образующих, налицо недостаточная дополнительная квалификация.

По происхождению неправильная дополнительная квалификация преступлений бывает ошибочной и объективно неправильной. Применительно к квалификации преступления И. Я.

Кливер уже обращал внимание на то, что «не всякое изменение квалификации вышестоящим судом может рассматриваться как ошибка… Принятие, изменение или отмена уголовных законов могут вызвать необходимость иной правовой оценки, но в этих случаях судебная ошибка отсутствует»49. Это и есть объективно неправильная квалификация50.

В самом деле, в русском языке под ошибкой понимается неправильность в действиях, в мыслях51, а в психологии – отступление от правильной модели52.

Отсюда следует, что ошибочной дополнительная квалификация преступлений бывает лишь тогда, когда зависит от самого квалификатора.

В то же время, если она оказывается неправильной из-за изменений уголовного законодательства, которые происходят уже после ее осуществления, дополнительная квалификация не может считаться ошибочной. Она объективно неправильная.

При ошибочной дополнительной квалификации преступлений субъект квалификации осуществляет принятие решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных признаков содеянного уголовным законом, которым оно в действительности не охватывается (или охватывается). Таковое происходит, допустим, при квалификации единичного преступления в качестве идеальной совокупности преступлений и, наоборот, идеальной совокупности преступлений как единичного преступления.

При объективно неправильной дополнительной квалификации преступлений принятие решения о предусмотренности (или непредусмотренности) установленных признаков содеянного уголовным законом, которым оно в действительности не охватывается (или охватывается), вызывается изменением самого уголовного закона.

Скажем, повышение в 2011 г.

максимальной наказуемости преступлений небольшой тяжести с двух до трех лет лишения свободы повлекло объективно неправильную дополнительную квалификацию рецидива преступлений, если совершенное ранее умышленное преступление наказывалось на срок более двух, но не свыше трех лет лишения свободы.

Практически постоянный процесс обновления уголовного законодательства служит предпосылкой увеличения случаев объективно неправильной дополнительной квалификации преступления. В Уголовный кодекс 1996 г. за период с 1997 по 2014 г. включительно, т. е. за восемнадцать лет, изменения внесены около ста шестьюдесятью Федеральными законами.

Тем самым в среднем он правится свыше девяти раз в год (чаще, чем каждые полтора месяца!). Рекордсменами были 2000 и 2014 гг. В первый из них (и единственный) изменения вообще не вносились, а в последний – произошли 23 раза. Многие статьи Уголовного кодекса трансформировались многократно. Иллюстрацией могут служить ст. 17 и 18 УК РФ о совокупности и рецидиве преступлений.

Они действуют уже в третьей редакции и им недалеко до чемпионства.

Поскольку квалификаторы не могут поступать иначе, чем строго в рамках ст. 9 и 10 УК РФ, они дополнительную квалификацию преступлений осуществляют на дату постановления решения. В дальнейшем же объективированные намерения нормотворца вступают в силу, что нередко требует вносить изменения или отменять правильные на момент принятия решения.

Следует отметить, что объективно неправильная дополнительная квалификация преступлений, по нашему мнению, может быть следствием не только изменения уголовного закона. Иная ситуация возникла по делу Савкина. Постановляя приговор 8 ноября 2007 г.

и усматривая в его действиях наличие опасного рецидива преступлений, суд исходил из того, что он был судим за тяжкое преступление (п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ) к реальному лишению свободы и вновь совершил преступление, относящееся к категории тяжких (п. «б» ч. 2 ст. 18).

Постановлением надзорной инстанции от 11 марта 2009 г. действия осужденного были переквалифицированы на п. «а» и «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, санкция которой, наряду с другими видами наказаний, предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет. Это деяние, согласно ч. 3 ст.

15 УК РФ, является преступлением средней тяжести. В связи с внесенными судом надзорной инстанции в приговор изменениями основания для признания в действиях Савкина наличия опасного рецидива преступлений отпали. В соответствии с положениями части первой ст.

18 УК РФ в действиях осужденного имеется простой рецидив преступлений53. Говоря иначе, объективно неправильная дополнительная квалификация преступлений может быть следствием изменений, вносимых в саму квалификацию преступлений.

Квалификацию преступления многие авторы разделяют на истинную и неистинную54. Между тем М. С. Строгович считал, что «понятие материальной истины относится к установлению фактов, обстоятельств уголовного дела, но не к юридической (уголовно-правовой) оценке, квалификации этих фактов»55.

Истина – «соответствие человеческих знаний действительности, совпадение человеческой мысли и объекта»56. Суждения о фактах, обстоятельствах уголовного дела сопоставляются с действительностью. Если такие суждения соответствуют последней (совпадают мысль и объект), они истинны, если не соответствуют (не совпадают мысль и объект) – неистинны (ложны).

Квалификация преступления, как ранее отмечалось, происходит по правилам простого категорического силлогизма. При этом, обращает внимание Л. Л.

Кругликов, сопоставляются суждения, но не «представление с объективной реальностью, что характерно для установления истины».

Отсюда ученый приходит к справедливому, на наш взгляд, выводу, что точнее «вести речь о правильности или неправильности квалификации, а не об истинности (либо неистинности) ее»57.

Стало быть, деление дополнительной квалификации преступлений на истинную и неистинную необходимостью не вызывается. В результате классификация ее видов завершается.

Источник: //MyBook.ru/author/aleksandr-zacepin/dopolnitelnaya-kvalifikaciya-prestupleniya-obshie/read/?page=4

Юр-Центр Варуна