Как не остаться бомжом

Почему бомжи – не люди

Как не остаться бомжом

Я хочу сразу расставить все точки над и. Есть люди, по тем или иным причинам не имеющие собственного жилья. Есть люди, не имеющие постоянной прописки. Есть люди, живущие в хостелах или съёмных квартирах. Есть бездомные. Есть юридическое понятие “без определенного места жительства”.

А есть бомжи.

В одних городах и странах их больше, в других – меньше, но вам, где бы вы не обитали, наверняка попадалось на глаза подобное существо.

Дурно пахнущее немытым годами телом пополам с перегаром и фекалиями, одетое в лохмотья, источающие аромат ещё более крепкий, чем их содержимое, со следами алкогольного отравления, похмелья или просто пьяное, катящее за собой тележку, набитую таким же зловонным барахлом.

Они роются в помойках и мусорных урнах в поисках стеклотары, они клянчат деньги у прохожих, а если им не подают милостыню – орут благим матом на всю улицу.

Здесь и далее фото с сервиса “Яндекс Картинки”

Это – дно. Ниже пасть некуда.

В Дании, Швеции и других цивилизованных странах проводились эксперименты по возвращению бездомных к нормальной жизни: помогали с трудоустройством, предоставляли еду, одежду, жилье (информацию об этом можно легко найти в интернете, я не буду углубляться в детали). Результат показал, что лишь единицы смогли подняться со дна. Абсолютное большинство “оцивилизовыванию” не поддаются.

Почему?Потому что не могут?

Или

не хотят?..

Скорее, второе. И я объясню, почему. Почему бомжи – не люди.

В Санкт-Петербурге живет Иван Иванович (имя изменено, но это и не принципиально: эту информацию тоже можно легко найти в интернете). Так сложились обстоятельства, что Иван Иванович остался без жилья. Он живет в хостеле. Его работа – проведение групповых авторских экскурсий по городу; такой вот своего рода фриланс. Как видно из отзывов в сети, людям нравится, хвалят, рекомендуют другим.

Что мы видим? Человек, оставшийся по каким-то причинам без крыши над головой. Но. Не опустившийся на дно. Не превратившийся в “бомжа”. И даже скупой юридический термин “без определенного места жительства” применительно к нему звучит как-то неуместно и натянуто. У человека вполне определенное место жительства. И, кстати, в хостеле, как и в отеле, можно оформить временную регистрацию.

[Временную регистрацию можно оформить даже в больнице, кстати. Просто обыватели об этом не знают].

Между прочим, вышеописанный случай не единственный в своем роде. Таких историй много, если покопаться.

Так если Иван Иванович не стал бомжом, почему мы должны искать оправдания тем, кто стал?

Давайте разберём всё на примере. И разложим по полочкам.

В качестве примера возьмём человека средних лет. Пенсию и подобные выплаты не получающего, т.е. пассивного источника дохода нет. Предположим самый суровый вариант. Неважно, что привело к такому сюжету, но человек остался на улице. Жилья нет. Вообще нет. Работы тоже нет. Предположим, что у человека не осталось даже денег.

Обратиться за помощью? Нет, для полной объективности и чистоты мысленного эксперимента я отмела бы и этот вариант. Родственников нет – сирота. Друзей нет – чужой город, предали, ушли из жизни, неважно. Одним словом, помощь не придет.

Что в такой ситуации делать. И можно ли остаться собой, остаться человеком, не скатившись до состояния бомжа. Или для этого нужны какие-то сверхспособности?

Нет. Не нужны.

Первое и самое важное, это жильё.

Вариант один: хостел. В Петербурге цены начинаются от 200-300 рублей в день. Возможность оплачивать посуточно снимает необходимость поиска довольно крупной суммы, как при аренде комнаты или квартиры.

А даже самый дешевый хостел – это как минимум койко-место, чистое постельное белье, благоустроенный санузел и кухня.

Необходимость оплаты жилья влечет за собой необходимость поиска работы. Причем желательно с оплатой посуточно, день в день. Подобные варианты есть, и их немало. От промоутеров до курьеров. Конечно, человек с хорошим образованием, знаниями, опытом в конце концов найдет себе работу – это вопрос времени.

Но даже в случае, если у человека образования нет – огромное количество вакансий не подразумевают наличие “вышки” или даже средне-специального диплома как таковых. Где-то предусмотрено обучение на месте, где-то в принципе достаточно школьных знаний математики и английского – в той же работе продавца, например.

Так или иначе, вопрос с работой не сможет решить только ленивый.

Еда.

Еда – базовая потребность человека, как мы знаем со школы. Да и работать на голодный желудок такое себе. Ну, что сказать. Даже если наш абстрактный человек устроится раздатчиком листовок за 1000 р в день, этих денег ему хватит и на оплату хостела, и на еду. Допустим, работу он еще не нашел.

Что можно придумать. Во-первых, в любом городе есть так называемые “социальные кафе”, где можно поесть бесплатно или почти бесплатно. Во-вторых, заведения, работающие за донейшн (иногда говорят “донат”).

Про систему донейшн я напишу отдельную статью, здесь же скажу следующее: донейшн предполагает реализацию на практике базового принципа коммунизма: “от каждого – по способностям, каждому – по потребностям”. Это значит, что гость в таком кафе платит исходя из того, сколько МОЖЕТ.

Нет ничего, повторяю, абсолютно ничего нелегального и даже предосудительного в том, чтоб прийти в донейшн-пространство и оставить один рубль. Или не оставить ничего. Если на данный момент нет ВОЗМОЖНОСТИ заплатить так называемую “рекомендуемую сумму”. Можно прийти через месяц и заплатить побольше.

В-третьих, есть такая относительно новомодная вещь, как фудшеринг. В конце концов, можно просто зайти поесть в любой крупный гипермаркет.

Поэтому когда ко мне на улице подходят всякие мутные типы и начинают ныть, выпрашивая деньги на еду, я живо ставлю попрошаек на место. И как можно скорее стараюсь уйти, так, чтоб расстояние между мной и телом стало максимально большим.

Гигиена.

Даже самый дешевый заштатный хостел снимает этот вопрос. Но допустим, что мой человек все еще на улице. А если не принимать душ дольше, чем пару дней, это станет заметно для окружающих. В совершенно определенном смысле.

Проблема решается. Знайте, в любом городе существуют муниципальные общественные бани. Уцелевшие с советских времен, они работают до сих пор и закрываться не собираются. Это не спа-центры с бассейном и тремя видами сауны, куда можно пойти принять душ, когда летом отключают горячую воду, а у подруги форс-мажор.

Это гораздо более “социальное” заведение во всех смыслах. Там нет бассейнов и прочих изысков, и очень много людей. Но там есть горячая вода. Стоит такое удовольствие в пределах 100-150 рублей с человека, но в каждой бане есть так называемый “социальный день”, когда входной билет составляет всего 10-15 рублей (плюс-минус, но не суть).

Что, скажете, человек не сможет хотя бы раз в неделю найти пятнадцать рублей? Сказки.

Одежда.

Предположим, что человек нашел работу, у него есть крыша над головой и еда, но нечего надеть, а денег на одежду не хватает, даже на самую дешевую.

Не вижу никаких проблем. Мало того, что огромное количество людей отдает ставшую ненужной одежду даром, так и секонд хенды никто не отменял.

Про секонды у меня есть отдельная статья, где я много чего рассказываю, но сейчас не об этом, а о факте: даже имея всего сто рублей, в секонде можно одеться. В определенные дни секонды снижают цены до 50, 30 и даже до 20 рублей за вещь.

В секондах, где одежда продается не поштучно, а на вес, другая система ценообразования, но порядок цен примерно тот же.

Да, такое положение вещей не обеспечивает должного качества жизни, однако это жизнь, а не существование в виде гниющего изнутри и снаружи тела. Да, тела, – ведь души там уже нет. Как видно из примера, даже потеряв все, можно остаться человеком. Можно жить в человеческих условиях, работать, ходить не в лохмотьях, а в чистой одежде, не голодать и не просить милостыню.

Конечно, есть одно “но”. Это возможно, если у человека нет проблем с алкоголем, и, соответственно, необходимости постоянно его покупать. Во-первых, алкоголь – это либо дорого, либо денатурат/контрафакт.

Во-вторых, ни один работодатель не будет терпеть прогулы из-за запоев, и быстренько вышвырнет такого работничка, оштрафовав вдобавок за прогулы, сорванный план и недополученную прибыль. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

А в бизнесе нельзя быть милосердным всепрощающем мямлей, нужно быть жестоким и жестким.

Вернёмся к моему примеру. Человек нашел работу, живет в хостеле, не мерзнет и не голодает. Разумеется, он не будет работать круглосуточно. Даже при самом жестком графике будут выходные, плюс нерабочие часы в будни.

Как будет использовать это время интеллигентный человек, желающий улучшить, а не ухудшить свою жизнь? Наверное, заниматься самообразованием, саморазвитием, общаться, заводить друзей, полезные знакомства, возможно, пойдет на какие-нибудь курсы.

В итоге рано или поздно человек получит повышение или найдет более высокооплачиваемую работу, соответствующую его способностям и уровню интеллекта, сможет переехать из хостела в отдельную квартиру. Спустя какое-то время, может быть, вообще откроет свое дело.

А потом разберется и с ситуацией, в результате которой его лишили жилья (помните, в моём примере у человека изначально жильё было). Например, найдёт хороших юристов, которые помогут ему вернуть незаконно отобранное.

На самом деле, на практике так и происходит. С единицами. Большинство же людей, оказавшихся вот так на улице, там и остаются. Потому что слабы. Потому что не в состоянии справиться со своими проблемами и эмоциями без алкоголя.

Потому что спиваются, разрушаются изнутри и превращаются в ничто, в кусок разлагающейся заживо органики. Они не меняют ничего в своей жизни не потому, что не верят, что “может получиться”, а потому что им лень. Да, лень что-то менять. Их всё устраивает.

Существование в виде бомжа с затуманенным алкоголем и наркотиками разумом – это их зона комфорта.

Зачем пытаться раздобыть денег, если тебе их и так накидают в шапку? Зачем платить за хостел, если можно бесплатно переночевать в заброшке или в подвале? Зачем напрягаться? Что, работу предлагают? И жилье? “Ой, сложно”.

Но разве лень может быть оправданием? Разве слабость может быть оправданием?! Разве можно оправдывать бомжа из-за того, что ему вовремя никто не подставил плечо или не дал волшебный пендель под зад? Подобные речи звучат жалко. Человек на то и человек, что должен сам нести ответственность за свое будущее и за свою судьбу.

А все скандинавские социальные эксперименты показывают, что попытки насильно, против воли вытащить человека из ямы, в которую он, по сути, сам себя загнал, обречены на провал.

Буквально считанные единицы смогли выбраться, вернуться к нормальной жизни – ими были те, кто ещё не успел стать алкоголиком, кто не скатился до уровня не-человека и кто, возможно, справился бы сам – просто это заняло бы больше времени. Но исключения только подтверждают правило.

Поэтому бомжи – не люди. И не заслуживают ни милосердия, ни жалости. Только презрения.

Приберегите милосердие для людей.

Фэрлинг Лори

Источник: //zen.yandex.ru/media/id/5d57d75304af1f00add1940f/5d88a3fa8d5b5f00b0ca2b55

Остаемся бомжевать: почему жизнь бездомных звезд интернета не меняется

Как не остаться бомжом

Истории о том, как бездомные становятся интернет-знаменитостями, всегда хорошо начинаются. Проблема в том, что вырваться с улицы благодаря мимолетной славе удается единицам. Да и не все этого хотят. Подробности — в материале портала iz.ru.

Пока у «деда Толи» из Перми всё хорошо. Если верить региональной прессе, он в начале августа стал звездой Instagram. А всё благодаря известной по местным меркам блогерше Виолетте Никольской.

Полгода назад она обратила внимание на живущего недалеко от ее дома 62-летнего бездомного. Стала с ним общаться. Узнала, что Анатолий Спиридонов раньше жил в квартире с женой и матерью. Когда они умерли, в квартиру въехал племянник и выгнал родственника. Некоторое время тот жил в бараке, потом больной астмой оказался на улице.

Под постом с фотографией Анатолия Виолетта предложила подписчикам скинуться ему на лекарства и съемную квартиру.

В итоге собрала больше 600 лайков (в среднем фото девушки набирают одну-две сотни) и необходимую сумму. Арендовала бездомному жилье на полгода, купила продуктов, препараты — при этом все чеки опубликовала.

Помогает оформить пенсию и ищет человека, который сможет ставить ему необходимые уколы в ягодицу.

Блог, в котором раньше преимущественно можно было увидеть лицо Виолетты Никольской, постепенно превращается в страничку на двоих. Снимки Анатолия публикуются подряд — на некоторых он вместе с девушкой, на большинстве — один.

С каждым разом его снимки получают больше лайков — цифра доходит почти до тысячи. Есть и ощутимый медийный успех. С дедулей, как блогерша называет своего протеже, она попала в эфир радио «Комсомольская правда».

Через неделю после первого поста.

Хочется верить, что дальше у Анатолия всё будет хорошо. Что он сможет не только оформить, но и достойно жить на пенсию, найти себе дело, социализироваться, возможно, даже наладить отношения с племянником. Но в том, что он на это способен без поддержки, есть некоторые сомнения.

Москва бездомная

Интернет помнит такие истории с хорошим концом. Самая известная, наверное, у Таджика Джимми — трудового мигранта из Таджикистана Баймурата Аллабердиева. Он прославился в 2008 году. Тогда его друзья выложили видео, где он поет песню из индийского фильма «Танцор диско».

Ролик посмотрели больше 2 млн раз. Потом Баймурат снялся в «Елках». Потом еще раз. И еще раз. Было выступление на одной сцене с «Ленинградом», несколько появлений по телевизору в ток-шоу Андрея Малахов, еще фильмы.

Сейчас 47-летний Аллабердиев женат на русской, живет в Петербурге, поет в ресторане песни на заказ.

Не менее известен другой пример — Женя Якут. В отличие от Баймурата у него не было даже временной работы в 2015 году, когда на него свалилась популярность. Бомжуя в Москве, он познакомился с Андреем Нестеренковым. Попросил у Андрея денег, но тот угостил его бургером и предложил делать блог о настоящей жизни бомжа.

И они его сделали, за месяц набрав 28 тыс. подписчиков и почти 740 тыс. просмотров. Позже количество подписчиков дошло до 80 тыс. В роликах Якут рассказывал о жизни в ночлежках и ночевках на вокзалах, способах легально заработать на улице, о еде из помоек, в том числе рублевских, показывал «коллег по цеху».

За 43 года он успел пожить в Якутске, Фергане, на Сахалине, в Тюменской, Оренбургской, Белгородской областях. Работал сварщиком, электромонтером и разнорабочим. Когда Андрей встретил Евгения, тот жил на улице уже пять лет. Три из них — в Москве, куда Якут перебрался на заработки и где потерял все документы.

Когда блогера пригласили на телевизионное ток-шоу с Александром Гордоном, его стали узнавать на улице, в том числе полицейские. На заработанные на канале деньги исполнил давнюю мечту — сделал себе новые зубы.

Была у него и вторая глобальная мечта — дом и хозяйство. Но от жизни на улице он отказываться не стал.

Хоть и поборол «лень-матушку», мешавшую сделать документы, и в одном из последних видео на -канале отправился оформлять паспорт.

30 октября 2015 года на канале появилось последнее видео, в котором Женя Якут объявлял о завершении проекта, обещая, что он выйдет на новый уровень. Как оказалось позже, к тому моменту бездомный уже умер. 29 октября тело без документов было доставлено в один из моргов Москвы. Родственники опознали его месяц спустя. Официальная причина смерти — воспаление легких.

Трое из-под моста

Если медийная карьера Жени Якута продлилась полгода, то интернет-популярность его более южных «коллег», не продержалась и месяца. 27 января 2017 года местные, а за ними и федеральные СМИ написали об аккаунте в Instagram, в котором рассказывают о своей жизни под мостом три бомжа, называющие себя «астраханскими аристократами».

Простенькие видео и фотографии без претензии на художественность со смешными хештегами вроде #лакшери и #streetstyle. В шапке аккаунта номер карточки, на которую можно переводить пожертвования «на бухло» а также на мечту, конечно, глобальную — поехать на Байкал. И скромная цифра в 460 подписчиков.

Уже 1 февраля бродяги отправились в Москву на съемки ток-шоу с тем же Александром Гордоном. К 7 февраля количество подписчиков выросло почти до 13 тыс. Тогда же в профиле появился первый рекламный пост. Ни карточка, ни камеры, ни аккаунт бомжам, разумеется, не принадлежали. Всё это — дело продюсера троицы, студента Романа Мельникова.

На следующий день после публикации рекламы Роман рассказал журналистам, что закрывает проект. «Я не буду выкладывать посты и отдаю аккаунт какой-то молодежной организации. Это не мое. Но дружить с ребятами я буду. Ждите видео в субботу, которое многое объяснит», — говорил студент.

Под видео он, вероятно, имел в виду снятую в Москве телепередачу. Потому что уже 12 февраля — через 15 дней после того, как аккаунт начал становиться популярным, — в нем были удалены все посты. На их месте появилась реклама «красивых» номеров телефонов. Сейчас аккаунт @aristokraty_astra и вовсе удален.

А видео все-таки вышло. В нем Романа распинают за то, что он помогает алкоголикам собирать деньги на алкоголь — в среднем, по словам одного из блогеров, на карточку переводили 800 рублей в неделю. Один из бомжей, Алексей Семенов, рассказал в студии, как сбежал от жены и ребенка из-за ее родителей и скитался по СНГ. После появления в студии жены Алексей согласился переехать к ней в Крым.

«Жену увидел и растаял? А как же наша мечта?» — обратился к нему главный «аристократ» Андрей Лозован, который за жизнь сменил 16 профессий. Вместе с третьим блогером Сергеем Ляпиным они решили реализовать мечту вдвоем.

//www.youtube.com/watch?v=QjA4bo0ovJU

Последний раз о блогерах было слышно в мае того же года. До Байкала они не добрались, но передали привет Гордону. Заснял их неизвестный, на чьем канале на обращение бомжей — единственное видео. Любопытно, что в кадр вместе с Андреем Лозованом попал Алексей Семенов, который несколькими месяцами ранее собирался отправиться к семье в Крым. Доехали ли блогеры до Байкала, неизвестно.

Удочка вместо рыбы

Продюсеры Жени Якута и «астраханских аристократов» не предлагали им ни переехать в жилье, ни получить новую профессию. Можно сказать, что, эксплуатируя их образ, они не давали им выбраться с улицы. Но, можно сказать, что проблема не в продюсерах, а в самих героях.

28-летний бездомный Лео Гранд познакомился с 23-летним программистом Патриком Макконлогу в Нью-Йорке в августе 2013 года. Патрик предложил бродяге на выбор $100 прямо сейчас или обучение программированию, три учебника и дешевый ноутбук с солнечной батареей. Лео выбрал второе.

Патрик завел тогда блог, где рассказывал об успехах Лео. В частности, написал, что решил устроить такой эксперимент, потому что каждый день на улице встречал людей, которые оказались там «несправедливо». И им нужно помочь, чтобы они смогли реализовать свои способности. СМИ и пользователи приписывали ему комплекс Бога, потому что он решает, кто оказался на улице справедливо, а кто нет.

Шло время, Лео учился программированию. Созданная Патриком страничка, куда, к слову, писали не только оскорбления, но и слова поддержки, обновлялась. И к декабрю Лео выпустил свое приложение для смартфонов Trees for Cars.

С ее помощью водители и их потенциальные пассажиры могли находить друг друга.

Отличие от подобных приложений было в том, что оно показывало, сколько вредных веществ не попало в атмосферу благодаря совместной поездке людей на одной машине.

Не в последнюю очередь из-за шумихи в СМИ программу скачали больше 15 тыс. раз. После вычета комиссии магазинов оно должно было принести создателю $10 тыс. Но Лео отказался забирать деньги. Для этого нужно было завести банковскую карточку, а он этого сделать не захотел. Патрик несколько раз уговаривал «бродячего хакера», как он называл Лео, но тот был непреклонен.

По мнению психологов, которые работают с бездомными, Лео помешала пойти в банк боязнь стать частью системы. Его бы раздражало, что он не может полностью контролировать свои деньги, к тому же, оформляя карточку, ему бы пришлось публично назвать себя бездомным.

Так что Лео без своего гонорара продолжил жить на улице. Но он пошел учиться дальше — ему выделили стипендию на курсах по программированию. Патрик поставил ему крайний срок — год, по прошествии которого он пообещал передать деньги одному из центров помощи бездомным, по выбору Лео.

Лео все-таки забрал свои деньги. И по крайней мере часть из них потратил на аренду гаража для хранения вещей. А сам спустя полтора года после обучения так и остался жить на улице — на той же, где когда-то встретил Патрика. В документальном фильме, который о «бродячем хакере» снял портал Mashable, Лео рассказывает, что больше не программирует каждый день, живет случайными подработками.

Он пробовал жить под крышей, но на улице ему «удобнее», ему нравятся природа и свежий воздух. И, конечно, у Лео есть мечта: выпустить второе, более успешное приложение и переехать в жилой комплекс с апартаментами.

Через восемь месяцев после обучения (в мае 2014 года, когда Лео отказывался открывать банковскую карту, чтобы получить заработанные деньги) Патрик говорил, что они, несмотря на разногласия, остаются друзьями, остаются командой. После этого заявления страничка, посвященная успехам Лео — бездомного, получившего профессию, — больше не обновлялась.

Источник: //iz.ru/775128/ignat-orbeliani/ostaemsia-bomzhevat-pochemu-zhizn-bezdomnykh-zvezd-interneta-ne-meniaetsia

Москву заполонили десятки тысяч бездомных: хроника нападений настораживает – МК

Как не остаться бомжом

Общественники предложили решение

Новости последних недель:

В Казани умерла бабушка, у которой грабитель отобрал сумку с продуктами.

В Волгоградской области напали на женщину, возвращавшуюся из магазина.

В Москве неизвестный тоже напал на мужчину у супермаркета, выхватил пакет с только что купленной едой. У потерпевшего колото-резаное ранение живота.

Безработный отнял у москвички кошелек с 70 рублями и мобильный телефон.

Ещё один украл 60 булок из Макдональдса. Обошлось без жертв.

«ИДИ СЮДА, РУСАЛКА ДОЛБАНАЯ!»

Москвичи жутко боятся возвращения лихих 90-х. Того почти забытого города нашей юности, который, как селёдками бочка, был набит бомжами.

«Дай закурить», – плелись они за тобой, обдавая невыносимым амбре, от площади трёх вокзалов до ближайшего метро, ничего не боялись, ничем не остановить.

«Пьяный гастарбайтер вчера попытался наброситься на меня в переходе с криками “Иди сюда, русалка!” – а это уже в настоящем времени поделилась на днях в соцсети коллега Екатерина. – Он плохо стоял на ногах и, слава богу, сбежать от него не составляло труда».

Соцсети полны тревожными зарисовками дня сегодняшнего. Вот пост женщины, которую у Белорусской жестоко избил какой-то парень, от его рук пострадали еще три женщины и девушка, нападавшего удалось скрутить случайным прохожим. Полиции поблизости не оказалось. Он сам оказался приезжим.

“Я подошла к парню, совсем молодой, плакал, просил отпустить, я посмотрела ему в глаза, мне хотелось туда взглянуть, кроме запутанности, потерянности, дикого страха, ничего больше не увидела”, – написала пострадавшая в своей публикации.

Ещё одна наша коллега вышла вечером за сигаретами – на спокойном недавно пустыре у дома ее окружили трое неизвестных. Девушка не растерялась и заехала одному по физиономии. Тем и спаслась.

«Лихие 90-е не вернутся, – успокаивают себя многие. – Времена изменились». Да, технический прогресс шагнул далеко вперёд, если на вас нападут, то с большей долей вероятности злоумышленников быстро вычислят по системе сканирования лиц.. Вот только какая в том радость, если вы будете знать своего обидчика по фамилии?

У моей подруги в первые дни мая компания пьяных молодчиков разбила машину. Ее автомобиль и ещё несколько. Просто так. Походя.

Хулиганов поймали на следующий же день – их зацепила камера у подъезда, А толку? Компенсировать ущерб они не могут – нечем.

За решетку их не отправят – столичные СИЗО и так переполнены, а руководство ФСИН настоятельно рекомендовало не арестовывать за преступления мелкой и средней тяжести, если те не связаны с насилием над личностью.

Дом трудолюбия Ной.

За старенький семилетний мерседес подруги – неожиданный объект их классовой ненависти – не посадят точно.

Потерпевшей «повезло»: полицейские уговорили главного виновника, отрабатывавшего на ее машине удар ногой, компенсировать хотя бы часть расходов на ремонт. Требовать возбуждения уголовного дела девушка не стала. «Вдруг обозлится и встретит в темном переулке», – со знанием дела горько констатировала она.

Глубинный страх превратиться в жертву, казалось бы, изжитый за два последних десятилетия, вернулся. Мы все вспомнили, как это было. Мы и не забывали этого.

Когда идёшь вечером домой, оглядываясь по сторонам, боишься зайти с кем-то вместе в подъезд, носишь с собой в кошельке пару сотен рублей – на случай нападения мелких гопников, чтобы откупиться, не вытаскиваешь напоказ сотовый, ещё кнопочный, телефон, прячешь магнитолу из машины. Сейчас эти модифицированные правила вновь всплывают в интернете.

Казалось, все ушло, но вот – приспичило, и выясняется, что эти знания – как дремлющий вирус, система защиты в организме ослабла, и все, вирус проснулся, никуда он не делся, здесь, с тобой, в тебе.

Мышечная память. Если кто-то долго идёт по пустынной улице следом – беги. Страх. Напали, соглашайся на все, чтобы не разозлить нападавших.

Погибать в 2020-м году за авоську с хлебом, молоком и сосисками – страшно и несправедливо. Расчитывать на помощь стражей порядка – бесполезно, те с большим рвением выпишут штраф за неправильно оформленный пропуск, чем ринутся спасать от грабителей.

Да, им-то погибать за чужую авоську с продуктами – хочется ещё меньше. Но что же делать?

Как это не пафосно звучит, помогать тем, кто потенциально опасен, до того, как они выйдут на улицы голодными и злыми – другого выхода нет.

Дом трудолюбия Ной.

После майских праздников в столице планируют открыть стройки. Решение неоднозначное, существует большой риск распространения инфекции.

Но огромное количество неквалифицированных подсобных рабочих, грузчиков, уборщиков, уже месяц сидит без средств. Многие из них – без определенного места жительства, приезжие, жившие одним днём и одним, каждодневным, заработком. Они ничего больше не умеют. И скоро уже ничего не захотят.

Если ситуация не изменится, их ближайшая реальная перспектива – попрошайничество, кражи, грабежи…

В помощи нуждаются не только бездомные со стажем, но и те, кто оказался на обочине в последние месяцы. Куда им идти?

«ХОЧЕШЬ ПОМОЧЬ БЕЗДОМНОМУ – ДАЙ ЗАРАБОТАТЬ»

– На данный момент у нас 17 приютов, в основном в области, в них живут 1100 человек, – рассказывает Емельян Сосинский, руководитель «Дома трудолюбия Ной». – Но сейчас мы тоже на грани. Средства заканчиваются. За аренду платить нечем. Коммуналку – нечем.

Раньше трудоспособные мужчины, которые у нас жили, зарабатывали не только себя, но и на таких же оставшихся без приюта женщин, стариков, инвалидов. Это была уникальная модель относительно других форм благотворительности, бездомные кормили самих бездомных.

Пятьсот взрослых здоровых кормильцев способны содержать четыреста неработоспособных. Но в определенный момент число тех, кто не может зарабатывать на жизнь сам, возросло. А количество тех, кто работал, уменьшилось.

Сейчас же абсолютное большинство лишились любого заработка.

В виду того, что многие стройки закрылись, а на оставшиеся берут в первую очередь профессионалов, а не разнорабочих, вся система существования и финансирования, которую мы создавали девять лет, рушится на глазах.

Дом трудолюбия Ной.

– Бездомные были трудоустроены официально?

– 90% бездомных – алкоголики, работать в соответствии с КЗОТ они не могут, как правило, из-за нарушения дисциплины их увольняют в первый же месяц.

У половины нет документов, восстановление которых занимает продолжительное время, хотя и восстановленные они теряют быстро.

Да, устраиваются «по-чёрному», потому что официальное оформление предполагает ещё и налоговые отчисления в бюджет, а мы на эти средства содержим нетрудоспособных в социальных домах. 

– А что бездомные делают теперь с утра до вечера, если работы больше нет?

– Ещё до пандемии, те, кто не был трудоустроен, ходили и искали, на что им выпить. Это было основное их времяпрепровождение. Либо попрошайничать, либо пьянствовать. Сейчас ничем не заняты большинство.

Помимо обычных бездомных, у нас есть ещё и психически нездоровые бездомные люди. Их никто нигде не готов брать. Мы открыли один подобный филиал.

В основном это острые, ярко-выраженные психические состояния, их ни с чем не спутаешь. Если душевнобольные начинают проявлять агрессию, то пытаемся поместить в ближайшую психиатрическую лечебницу, если не хотят – отпускаем. У них нет документов, они никем не обследованы. Таких ненормальных на улицах с каждым днём становится все больше.

– И куда пойдут все эти люди, если работные дома прикажут долго жить?

– До 40 тысяч бездомных в самое ближайшее время может оказаться на улицах Москвы. Те самые, кого в своё время оттуда вытащили. Когда-то именно эту цифру подтверждали в ГУВД.

Страшно поверить, но город на глазах становится похожим на себя двадцатилетней давности, вспомните, площадь трёх вокзалов, переходы метро, теплотрассы, электрички – везде были бездомные.

После того, как открылись первые приюты, работные дома, где люди могли пережить какое-то время, количество лиц без определённого места жительства в столице значительно сократились.

По пути такой помощи пошли монастыри, реабилитационные центры. Но мы первыми начали платить бездомным, поэтому они к нам и потянулись. По подобию Святого Иоанна Кронштадтского, который говорил: хочешь помочь бездомному, дай ему работу, открыли Дом трудолюбия, куда брали всех, кто этого хотел. 

Дом трудолюбия Ной.

Уже потом в других областях появлялись похожие места, сейчас только по Московской области их больше тысячи, но в отличие от нас те не содержат бесплатно стариков, детей, инвалидов. Это, скорее, социально ориентированный бизнес.

…Сегодня подобные приюты и богадельни закрываются один за другим, карантин, самоизоляция, безысходность.

Аренда коттеджей, где коллективно проживают нуждающиеся люди, коммерческая, денег, чтобы ее оплачивать, не хватает, а некоторые хозяева, как это ни странно, в чрезвычайных обстоятельствах ещё и задирают арендную плату.

Понимают, что деваться съёмщикам некуда, большие жилые здания без излишеств, где могут одновременно разместиться до 60 не самых спокойных постояльцев, найти не так-то легко.

– Сейчас в период кризиса вы по-прежнему берёте к себе всех, кто попросит?

– Количество просьб принять увеличилось примерно в три раза. Но мы не можем себе это позволить. За весь апрель взяли всего 20-30 человек. Каждый руководитель работного дома, а это в большинстве наши бывшие подопечные – сам принимает решение, брать ли новенького. В основном, отказывают.

– Как насчёт риска заражения коронавирусом?

– Риск высокий. Скорые не хотят к нам приезжать. А если все-таки добираются, то тест на коронавирус проводят примерно так, спрашивают: «Когда последний раз был за границей?» Поэтому реальная статистика заболевших среди бездомных, конечно, не ведётся

– И куда же они идут потом, если вы им отказываете?

– На улицу. Мы сами одной ногой уже там. Что будет дальше – не знаю. Времени осталось максимум до конца июня. На своих запасах мы продержались апрель, май живём только за счет помощи добрых людей.. В перспективе нам предлагают в бесплатную аренду большие армейские палатки, и тогда с бездомными придётся уйти в леса, пока тепло.

Дом трудолюбия Ной.

– Вы говорите, эти люди окажутся на улице – но в Москве цифровые пропуска, ограничения в передвижении, теперь ещё и маски нужно носить. Их сразу же задержат.

– Денег на штрафы у них все равно нет. Попасть за решетку они не боятся. Там хотя бы кормят. На 70% наши подопечные – уже отсидевшие.

– А мигрантами вы занимаетесь?

– Нет. На них нет времени и сил.

– Говорят, что власти срочно разрабатывают программу их занятости, возможно, будут привлекать гастарбайтеров к общественным работам «за еду» или помогать трудоустраиваться. Боятся разгула уличной преступности. Наши российские бездомные – не такие несчастные и опасные?

– В прошлой жизни чиновники связывались с соцзащитами регионов, откуда прибывали люди без определённого места жительства, старались отослать их домой, чтобы переложить решение проблем на другие плечи. Но понятное дело, подавляющее число бездомных никуда не уезжали и оставались здесь навсегда. Механизма их возвращения нет.

Сейчас тем более. У нас есть опыт конструктивного сотрудничества с социальными службами, благодаря которому несколько человек из наших приютов мы пристроили. Ушло на это примерно полтора года. Сегодня этого времени тоже нет.

А государственных мер поддержки по сокращению численности бездомных, которые бы реально заработали, явно недостаточно.

Да, в Москве существует помощь тем, кто потерял жильё, средства к существованию, но в основном она направлена непосредственно на самих жителей столицы, а не на приезжих, которые в гораздо худшем положении сегодня. При том, что коренных москвичей среди тех, кто экстренно нуждается в подобной помощи, не более 5 %.

– Вы можете что-то предложить взамен?

– Очевидно, что государство не справляется с тем, что может скоро начаться. Что не просчитаны последствия возможного социального взрыва. Вряд ли в чиновниках проснётся человеколюбие, но ведь есть ещё и инстинкт самосохранения…

Мы подсчитали, что содержание одного бездомного обойдётся в 200 рублей в день, это 6000 рублей в месяц. Если нам дадут эти деньги, то мы не допустим возвращения бездомных на улицы. Мы готовы всех разместить и накормить. И это будет гораздо дешевле и действеннее, чем уличная кормежка…

Это поможет продержаться и нам. Любые предложения, любые проекты и программы государственных структур, которых вдобавок ещё и нет, обойдутся в сегодняшней ситуации в десятки раз дороже. Мы везде пишем об этом, о том, что армия бездомных, бомжей, бродяг – очень опасная армия.

Мы очень надеемся на то, что нас услышат, пока ещё не будет слишком поздно.

Продолжение темы – в материале “Выяснилось, откуда на улицах Москвы появилось столько бездомных”

Источник: //www.mk.ru/moscow/2020/05/09/moskvu-zapolonili-desyatki-tysyach-bezdomnykh-khronika-napadeniy-nastorazhivaet.html

«50 тысяч в месяц я только пропиваю»: как устроена жизнь бомжей на самом деле

Как не остаться бомжом

Сколько в России уличных бездомных, неизвестно: в официальной статистике властей фигурируют одни цифры, в данных общественных организаций – в разы больше. Только в Москве бомжей насчитываются десятки тысяч (от 50 до 100 тысяч по разным оценкам, притом москвичей из них всего 5-15%).

Но что же кроется за этими кошмарным видом и ужасной вонью? Отвечаем на вопросы, которые чаще всего возникают, когда речь идет о бомжах.

Почему люди становятся бомжами?

Многие уверены, что бездомными становятся только алкаши и наркоманы. Конечно, есть и такие случаи, но намного чаще люди спиваются и садятся на психотропные вещества, уже будучи на улице. На самом деле причины другие:

Большинство столичных бомжей, например, это приезжие из российских регионов и стран СНГ. История типичная: едут на заработки, но не могут ничего найти или быстро лишаются места, а возвращаться стыдно. В такой ситуации гораздо проще прибиться к собратьям по несчастью и, как следствие, скатиться по наклонной.

30% обитателей улиц, по данным общественников, стали бездомными из-за того, что их недвижимость отобрали мошенники или их собственные родственники.

«Мир, в котором мы живем, довольно страшный: абсолютно каждый человек однажды может оказаться на улице. Приятно думать, что вот ты, любимый, никогда с родственниками не поругаешься и никто у тебя квартиру не отберет. Да у нас каждый пятый становится бездомным из-за проблем с недвижимостью», – говорит глава организации «Ночлежка» Григорий Свердлин.

Очень много людей стали бомжами в «лихие 90-е», когда после краха своего бизнеса продавали квартиры и дома под угрозой расправы от кредиторов. Да и сегодня российское законодательство о собственности не защищает от подобных ситуаций.

Значительную часть бомжей в России (по некоторым данным, до 50%) представляют бывшие заключенные. После освобождения зэки зачастую остаются ни с чем, а реальной возможности найти работу и снимать квартиру у них нет.

Есть и те бездомные, кто не имеет судимости, но по разным причинам скрывается от полиции.

Представьте, есть и такие «романтики». Их меньше всего, но, в целом, не так уж мало. Таким людям претит «унылая» жизнь большинства трудяг в современном капиталистическом мире – с их рутиной, ипотеками и семейными обязательствами.

«Добровольные» бомжи считают, что никому ничего не должны и могут наслаждаться «полной свободой», а бытовые условия их не смущают.

Где живут бомжи?

В парках, метро и просто на улице часто встречаются персонажи, спящие на лавках и прямо на земле. Но это не значит, что все бомжи живут «нигде». Совсем неприкаянных одиночек найти сложно.

Законы выживания диктуют свои правила, поэтому бездомные сбиваются в группы.

Они образуют своего рода «семьи», только не связанные ни родственными, ни интимными отношениями, и обустраивают убежища, куда не пускают чужаков.

Бомжи обитают в заброшенных домах, подвалах, люках теплотрассы, а также сооружают самодельные жилища вроде шалашей в относительно безлюдных местах. Стены, крыша, мебель и утварь – все добывается на помойках и свалках. Некоторые даже умудряются создать подобие уюта.

То же самое касается и гигиены: бездомные прекрасно знают, где можно при необходимости привести себя в порядок, даже постричься. Другой момент, что им это не очень-то и нужно.

«Они ведь часто не моются потому, что так больше подают, так они больше на бомжей похожи. Но если им куда-то поехать нужно, они всегда знают, где это можно сделать», – делится соцработница центра «Люблино» Наталья Бодрова.

Что едят бомжи?

Найти еду для бомжей не проблема. Им известно, куда выбрасывают просроченные, но фактически еще годные в пищу продукты из кафе и магазинов. Они знают места и часы раздачи бесплатной еды.

Вопреки существующему мнению, что в рационе бездомных присутствуют голуби, собаки и кошки, большинство все же живут с братьями меньшими вполне по-соседски. Тем более в городах, где не нужно выдумывать, как не остаться голодным.

К тому же бомжи, хоть и привыкли к антисанитарии, но мясом бродячих животных, у которых море болезней и паразитов, брезгуют.

Где добывают деньги?

Попрошайничество – не единственный источник дохода тех, кто оказался на улице. Стреляя деньги у прохожих, бомж классического вида и запаха соберет немного.

Зато если будет выглядеть менее омерзительно, то всегда сможет подзаработать.

Например, собирая и сдавая металлолом/бутылки, сортируя мусор, продавая выброшенные книги или подрабатывая уборщиком, дворником «на час» (на вокзале, у магазина и т.п.)

В 2015 году поэт и писатель Андрей Орловский погостил у 4 мужчин-бомжей и узнал, что их совокупный доход начинается от 1300 рублей и может достигать 5-6 тысяч в день.

«В рамках разговора о деньгах Олег (один из четверки. – прим. ред.) рассказал, как однажды к нему на улице подошёл человек, показал пресс-карту журналиста и спросил: «Пойдёшь работать за 50 тысяч в месяц?». Олег ответил: «Ты что, дурак совсем? 50 тысяч в месяц я только пропиваю», – рассказывает Орловский.

Где зимуют бомжи?

Переживают зиму бездомные все в тех же люках теплотрасс, подвалах, заброшенных зданиях, электричках и т.п., где можно хотя бы укрыться от ветра. В холодное время года бомжи также могут найти кров в ночлежках, мобильных пунктах обогрева, которые устанавливаются в стужу, церквях и монастырях, которые готовы приютить нуждающихся за работу.

Однако несмотря на меры, принимаемые властями и благотворительными организациями, каждую зиму в России гибнут тысячи бездомных. И зачастую это происходит из-за алкоголя: одни напиваются, чтобы согреться и в итоге отключаются прямо на улице, другие гибнут от ожогов на теплоцентрали или сгорают в подвалах.

Бомжи путешествуют?

Да-да, отсутствие крыши над головой вовсе не является ограничением для путешествий. По словам столичных соцработников, летом бомжи нередко едут к морю на перекладных электричках, а к холодам снова возвращаются обратно, потому что пережить зиму бездомному гораздо проще в большом городе.

Чем опасны бомжи?

Большинство из бродяг являются разносчиками опасных заболеваний, включая туберкулез, гепатит и ВИЧ. Но риску заразиться подвержены прежде всего соцработники, которые работают с бомжами.

При этом заразиться чем-то от бездомного можно, не контактируя с ним.

«Чаще всего бездомные болеют педикулезом, чесоткой, различными видами грибковых заболеваний. Чесоткой и педикулёзом можно заболеть, и не контактируя напрямую с зараженным. Вши, особенно если их много, остаются на сиденьях и скамейках, а чесотку можно получить, подержавшись за поручень», – поясняет глава Московского центра дезинфекции Григорий Останин.

Заводят ли бомжи детей?

Согласно статистике, свыше 80% бомжующих – мужчины, а большинство бездомных в принципе (мужчин и женщин) – это люди старше 40 лет. Так что родителями бездомные становятся редко.

В то же время есть категория рожениц без документов или постоянной регистрации в России – они юридически считаются лицами без определённого места жительства, хотя чаще всего не являются ими по факту.

Почему не возвращаются к нормальной жизни?

Только 10% подопечных центров социальной адаптации, по словам их сотрудников, оставляют бомжовскую жизнь в прошлом. Остальные агрессивно отвергают предложения помочь или садятся на шею.

При этом в «спасении» многие бомжи в принципе не нуждаются. Почему? Во-первых, не видят смысла в переменах: они прекрасно осведомлены о том, где в городе бесплатно поесть, помыться, поменять одежду, получить медпомощь и переночевать.

Во-вторых, играет роль время, проведенное на улице. Те, кто бродяжничает до года, еще имеют стимул устроиться в жизни, а тех, кто дольше, – затягивает.

«Психика у людей меняется, добавляется алкогольная зависимость. Они бы и хотели выбраться, но иногородним, например, домой возвращаться стыдно. Замкнутый круг какой-то», – комментирует работник «Социального патруля» Евгений.

Становились ли известные люди бомжами?

К сожалению, да. Печальная участь постигла бывшего советского поэта-песенника Бориса Баркаса – автора знаменитого хита Аллы Пугачевой «Арлекино». В конце жизни он остался без документов и квартиры (по одной из версий, его выселила дочь), нищенствовал, собирал бутылки и жил в приюте для бездомных «Люблино».

Осенью 2007 года, узнав о судьбе поэта, Пугачева и певец Андрей Ковалев подарили ему 2-комнатную квартиру. Но в декабре того же года Баркас умер – как говорят участники тех событий, сердце не выдержало внезапного счастья.

Бездомным оказался на склоне лет и актер Александр Кавалеров – знаменитый Мамочка из «Республики ШКИД». Трехкомнатную квартиру в Санкт-Петербурге, по его словам, отняла супруга в результате развода. Правда, стоит уточнить, что жена была седьмой по счету и родила ему двоих детей (всего у него было шесть отпрысков от разных женщин).

Так что, по общему мнению, Александра погубила безответственная и запутанная личная жизнь. Пристанищем актера были нежилые помещения и мусоропровод, а летом 2014-го его не стало.

А становились ли бомжи известными людьми?

И такое бывает. Так, один китайский бродяга получил прозвище Си Ли Гэ («Модный братан»). Правда, слава «самого стильного бомжа в мире» ничего не изменила. Родные забрали его с улицы, но психика мужчины уже была нарушена, и вскоре он снова сбежал и продолжил бродяжничать.

В России первым знаменитым бомжем стал Женя Якут, который в 2015 году вел видеохронику своей московской уличной жизни.

На его канал в до сих пор подписано более 72 тысяч человек, хотя еще осенью 2015-го Якут объявил о завершении проекта. А спустя месяц оператор и автор идеи Андрей Вуду сообщил, что Женя умер от воспаления легких.

Однако, некоторые сомневаются, в правдивости этой истории, так как весть о кончине пришла вскоре после официального «прощания» Якута с пользователями. Кроме того, незадолго до этого он в телеэфире встретился с женой и дочкой, которые приехали из Сургута, чтобы помочь ему вернуться к нормальной жизни.

Источник: //gubdaily.ru/lifestyle/interesnoe/50-tysyach-v-mesyac-ya-tolko-propivayu-kak-ustroena-zhizn-bomzhej-na-samom-dele/

Юр-Центр Варуна